Дуэнде

                                                               Всюду, где чёрные звуки...
                                                                                         Мануэль Торрес
 
Касанье привлекает только звуком
Вдоль шеи до груди упругой тёплой
Чуть ниже солнца там, где полог ночи
Окрасит страсть цыганки в рыжий клёкот,
В цвет чёрный – губы, в белый – нежность пальцев.
Трава забвенья или кровь закатов
На брачном ложе сохнет третий месяц,
Чтоб вскоре вспыхнуть, всё объяв пожаром..
Истома хабанеры. Мчится всадник.
Ножа острее тень цветы срезает.
Скажи о том, как любишь,  – рассмеявшись,   
Ударом в сердце он ответит..
 
Утро,
Качает листья пальм ливийский ветер,
Быков клеймят и платья шьют на праздник.

17:12
146
очень красивое полотно. поэтическая живопись.
13:08
16:02
) спасибо (надо здесь бывать все-таки чаще)… по сонетам… сейчас балуюсь темперацией
.
.
Всё ближе к дому лес.
.
Не крепостная стена – забор
и яблони не стража, готовая к осаде или даже к бесславной смерти…

Что в нас восполняя утраты, заставляет жить, страдая от немощи и слёз?..
В простом пейзаже спокойствие до боли и витая тень тонкого вьюнка.
.
Никто не скажет ни «здравствуй», ни «прощай»…
.
Здесь одиноко всем и всему и не заметны строки о брошенном в кустах ведре, о лете, промокшем от дождей.
.
Здесь странны сроки в полгода, в год, в сто лет…
Здесь время Бога Творца и ос, гудящих в тусклом свете.
.
.
_________________________________________________
.
Всё ближе к дому лес. Не крепостная
стена – забор и яблони не стража,
готовая к осаде или даже
к бесславной смерти… Что в нас восполняя

утраты, заставляет жить, страдая
от немощи и слёз?.. В простом пейзаже
спокойствие до боли и витая
тень тонкого вьюнка. Никто не скажет

ни «здравствуй», ни «прощай»… Здесь одиноко
всем и всему и не заметны строки
о брошенном в кустах ведре, о лете,

промокшем от дождей. Здесь странны сроки
в полгода, в год, в сто лет… Здесь время Бога
Творца и ос, гудящих в тусклом свете.